Русская арт-революция в центре Манхэттена

Музей современного искусства предложил по-новому взглянуть на русский авангард

Никогда прежде шедевры русского авангарда первой трети 20-го века не представали перед посетителями Музея современного искусства в Нью-Йорке (MoMA) в виде своего рода грандиозной многосоставной инсталляции, занявшей несколько залов Южной галереи на третьем этаже здания музея.

Выставка называется «Революционный импульс: взлет русского авангарда» (A Revolutionary Impulse: The Rise of the Russian Avant-Garde). В ней впервые в практике MoMA объединены в единый аудиовизуальный выставочный проект различные виды и жанры искусства, подчеркнула в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» сокуратор выставки Роксана Маркоч (Roxana Marcoci), сотрудник отдела фотографий MoMA. Она организовала эту уникальную экспозицию вместе со своей коллегой, куратором отдела рисунков и графики музея Сарой Судзуки (Sarah Suzuki).

Что еще необычно, так это, так сказать, опора исключительно на собственные силы. Крайне редко экспозиционные проекты такого масштаба готовятся без привлечения других музеев и частных собраний.

Объяснение простое: музей в Нью-Йорке обладает самым большим собранием произведений русского революционного искусства за пределами России.

Это богатство фондов MoMA, где хранятся тысячи произведений живописи, графики, скульптуры, полиграфической продукции, дневников художников, плакатов, фильмов, керамики и других артефактов того времени, представило определенную сложность для организаторов выставки.

Как сообщила «Голосу Америки» Роксана Маркоч, в результате нелегкого выбора в эту «суперинсталляцию» вошли примерно 260 экспонатов, созданных в период с 1912 по 1935 год.

Разумеется, главным инфоповодом стало предстоящее столетие Русской революции 1917 года, которое, как считает куратор, заставляет по-новому взглянуть на смелые идеологические концепты и не менее смелые художественные прозрения бурной эпохи 10-20-х годов прошлого века.

Имена художников громкие, давно и прочно вписанные в историю мирового и российского искусства нашего времени. Это Александра Экстер, Наталья Гончарова, Эль Лисицкий, Казимир Малевич, Любовь Попова, Ольга Розанова, Михаил Ларионов, Владимир Маяковский, Александр Родченко, Владимир Татлин, Дзига Вертов, Владимир и Георгий Стейнберг и многие другие.

«Мы хотели показать, как в начале века, еще до революции 1917 года, русские художники начали ломать стереотипы, отказываться от традиций классики и заглядывать в будущее, – сказала Роксана Маркоч. – Это своего рода невероятный перекресток художественных новаций, быстро сменяющих одна другую. Достаточно назвать лучизм, кубизм, футуризм, суперматизм и конструктивизм. Главное, что объединяет все эти течения – это отказ от традиционной фигуративности и иллюстративности, увлечение абстрактной формой, линией, символикой цвета».

Радикальные идеи в поэзии и, в целом, в литературе наглядно представлены неопубликованными набросками таких дерзких новаторов, как Алексей Крученых и Велимир Хлебников с иллюстрациями Розановой. Они экспериментировали со словами и смыслами, пытаясь нащупать синтетический революционный язык будущего.

Если супрематизм (Малевич и его последователи) искал новую духовность в чистом формотворчестве, то конструктивизм (Родченко, Маяковский, Степанова и другие) во главу угла поставили утилитаризм, практическую функциональность искусства, связывая его с индустрией и техникой. Во многом отсюда геометризация формальных решений, апология материальной весомости. Мы видим отголоски этого яростного спора в серии картин Родченко «Черное на черном» (1918), где тот дает своего рода ответ «белой серии» Малевича. Родченко, один из столпов нового искусства, широко представлен на выставке. Новатор, изобретатель, пионер авторской фотографии, он, к примеру, активно применял фотомонтаж для иллюстрирования книг и журналов. Так, мы видим его выразительную обложку книги Маяковского «Про это».

Еще один из столпов русского авангарда, Эль Лисицкий, представлен, в частности, серией картин, графических листов и рисунков, созданных им между 1919 и 1927 годами. Это трехмерные супрематические композиции, названные им «проуны» («проекты утверждения нового»). Особенно любопытно рабочее портфолио «Проун», которое Лисицкий создал в 1920 году в Витебске, когда он работал там короткое время вместе с Малевичом.

Как с юмором заметил один из рецензентов, «эта своеобразная музейная игра мускулами впечатляет не менее сильно, чем демонстрация советской военной мощи на парадах на Красной площади. Здесь выставлено столько богатств, пишет он, что легко не заметить знаменитую скульптуру Наума Габо «Голова женщины», сделанную из металла и целлулоида, поскольку она скромно повешена в углу зала, под самым потолком.

Роксана Маркоч отметила исключительно важную роль для создания музейной коллекции русского арт-авангарда, которую сыграл основатель MoMA Альфред Барр (Alfred H. Barr Jr.), В 1927-1928 годах он совершил поездку в Советский Союз, лично познакомился и подружился со многими художниками-авагардистами и приобрел ряд этапных работ для будущей коллекции.

Важной частью экспозиции являются фильмы, киноплакаты, фотографии. В затемненном зале на четырех экранах в режиме постоянного повтора проецируются выдающиеся фильмы русского революционного кино 20-30 годов. Посетитель увидит легендарную одесскую лестницу в «Броненосце Потемкин» Сергея Эйзенштейна, неистощимого на визуальные трюки оператора Дзиги Вертова в «Человеке с кинокамерой» (его один из рецензентов назвал «русским Бастером Китоном»), мощные социальные и природные коллизии в романтической поэме «Земля» Александра Довженко и острую социальную драму «Мать» Всеволода Пудовкина с выразительнейшими характерами и типажами.

Помимо этой большой четверки, выставка знакомит с гораздо менее известным кинорежиссером Эсфирь Шуб. Снятый ею интереснейший монтажный фильм «Падение династии Романовых» 1927 года был недавно приобретен MoMA для постоянной коллекции.

Выставку завершают киноплакаты братьев Стенбергов и почтовые открытки со спартакиады Густава Клуциса, одного из неутомимых новаторов-конструктивистов и первых творцов цветного фотомонтажа.

«Все это разнообразие и великолепие было задушено Сталиным к середине 30-х годов, – говорит Роксана Маркоч. – Утопии подошел конец, когда социалистический реализм был провозглашен единственным разрешенным стилем и методом познания реальности. Перед авагардистами был поставлен драматичный выбор: либо подчиниться новой идеологеме либо стать персоной нон грата, то есть практически сгинуть в безвестности или закончить жизнь в ГУЛАГе».

Выставка в MoMA открыта до 12 марта 2017 года.

Олег Сулькин

Журналист, кинокритик, корреспондент Русской службы «Голоса Америки» в Нью-Йорке.

Bookmark and Share

Оставить комментарий

Powered by ONQANET TECHNOLOGIES