Айн Рэнд посвятила “Гимн” эгоизму

Если вам нравятся романы о супергероях и вместе с тем вы настроены на серьезную литературу, обратите внимание на повесть Айн Рэнд “Гимн”,  захватывающую и наводящюю на размышления.

Адаптированная и по новому оформленная, повесть будет переиздана и появится на прилавках книжных магазинов в этом году. Кстати, книга переведена и на русский язык.

Впервые опубликованный в 1937 году, “Гимн” написан в жанре научной фантастики, и стоит в одном ряду с  “О дивный новый мир” Олдоса Хаксли и “1984”  Джорджа Оруэлла.

И, скорее всего, выбор издателей не случаен. Ведь в свете нынешних политических тенденций повесть звучит очень актуально.

“Гимн” социально-политическая антиутопия,  критика тоталитарного общества, подавляющего творчество и человеческие чувства. В этом варварском обществе ни у кого нет личных имен: есть “мы”, но нет “я”, никто не вправе думать, созидать и выбирать свой жизненный путь. Главный герой открывает электричество и предлагает использовать силы природы во благо человечества. Но люди, привыкшие жить в первобытном страхе, не верят в силу разума.

Знакомые мотивы, правда? Откуда и почему они появились в творчестве американской писательницы, творившей на заре прошлого века?

Дело в том, что Айн Рэнд на самом деле Алиса Розенбаум. Она ступила на берег Америки, когда ей был двадцать один год, с $50 в кармане и мечтой изменить мир силой слова. И, похоже, ей это удалось…

Выросшая в атмосфере художественного великолепия и православного наследия своего кумира – Екатерины Великой в Санкт-Петербурге, она была первым ребенком в семье еврейского торговца Фронза. Научилась читать и писать в возрасте четырех лет, в тот период, когда Троцкий, Ленин и Сталин занимались революционизированием ее родной страны.

Когда Рэнд была подростком, то впервые услышала коммунистическую доктрину: “Ты должен жить для страны”, – это была одна из самых отвратительных концепций, какие она когда-либо слышала. С тех пор и посвятила свою жизнь доказательству ложности этой концепции.

В возрасте семнадцати лет она открыто заявила шокированному профессору философии Ленинградского университета: “Мои философские взгляды пока не являются частью истории философии, но они войдут в нее”. Он поставил ей самую высокую оценку за уверенность в себе и упорство.

Перед тем, как отправиться в Чикаго в двухнедельное путешествие, она попрощалась с семьей, решив никогда не возвращаться. Рэнд вспоминает: “Тогда Америка казалась мне самой свободной страной в мире, страной индивидуальностей”.

Рэнд приземлилась в Нью-Йорке, совершенно не говоря по-английски, вооруженная лишь печатной машинкой и немногими личными вещами, которые ее мать купила, продав фамильные драгоценности.

Самая изобретательная русская иммигрантка выбрала себе имя Айн и проявила свои творческие способности, приняв в качестве фамилии название марки своей печатной машинки “Ремингтон Рэнд”.

Ее первый роман “Мы – живые”- первая работа, осуждающая тоталитарное государство и тех, кто пожертвовал бы собой во имя этого государства.

Потом Рэнд погрузилась в свой первый великий роман “Источник”, который она писала в течение четырех лет. Были времена, когда эта одержимая работой женщина проводила тридцать часов за печатной машинкой без единого перерыва на еду или сон.

“Гимн”  Рэнд начала писать, будучи еще подростком, в Санкт-Петербурге, в России, зная, что никогда не сможет закончить и опубликовать в большевистской России роман, “провозглашающий эгоизм”. Работа над романом была отложена до 1926 года, когда она приехала в Соединенные Штаты.

Правда первыми ее занятиями по прибытии была работа статистки и сценаристки, потом – официантки во время Великой депрессии.

Она работала писателем по найму для того, чтобы оплачивать счета в то время, когда занималась написанием двух величайших романов, в основе которых лежала ее объективистская философия. Рэнд написала “Мы – живые” (1936), “Гимн” (1938), “Источник” (1943), “Атлант расправил плечи” (1957), “Для нового интеллектуала” (1961), “Добродетель эгоизма” (1964), “Философия: кому она необходима?” (1982). Эти семь книг были проданы в количестве тридцати миллионов экземпляров в течение последних сорока лет. Литературный критик Лорин Пюрэтт после публикации “Источника” писала: “Хорошие романы  очень редки в любое время. Это единственный роман идей, написанный американской женщиной, который я могу вспомнить”.

Сейчас тексты из книг Рэнд используются во многих учебных курсах метафизики и эпистемологии. Рэнд оказала огромное влияние на общество и капитализм и, возможно, сделала больше для разрушения Берлинской стены, чем все политики и бюрократы мира вместе взятые.

В 60-70-х Рэнд посетила множество университетов, включая Гарвардский, Йельский и Колумбийский, в качестве лектора, пропагандируя объективистскую философию.

Живя в одиночестве после смерти мужа в конце 70-х, она все равно продолжала оставаться человеком, одержимым работой, любила классическую музыку и отстаивала свою философию с мессианским пылом.

Рэнд умерла 6 марта 1982 года в своем любимом городе Нью-Йорке. “New-York Times” писал: “Тело Айн Рэнд лежало рядом с символом, который она приняла как ее собственный – шестифутовое изображение знака американского доллара”.

Дух просвещенного эгоизма Рэнд был бы реализован в полной мере, если бы она прожила еще хотя бы восемь лет и увидела низвержение Берлинской стены и развал Коммунистической партии в России.

Айн Рэнд суждено остаться в истории философским трибуном капиталистической системы. Ее значение для капитализма сходно со значением Карла Маркса для коммунизма.

Bookmark and Share

Оставить комментарий

Powered by ONQANET TECHNOLOGIES